Маятник фрагментации. Где и как мы будем читать медиа в будущем

“На чем мы будем читать журналы и газеты через пять лет? У меня есть две гипотезы. Мне кажется, что через пять лет мы будем читать все это, во-первых, в мессенджерах, а, во-вторых, в часах”.

Это цитата из недавней лекции Юрия Сапрыкина — мастера внятности, четко выражающего то, что все чувствуют, но плохо формулируют. Конкретно эта часть, впрочем, показалась мне недостаточной — и захотелось расширить мысль и продлить прогноз в будущее.

Бесконечная фрагментация

“Часы и мессенджеры” — это упрощение, хорошо запоминающаяся фигура речи (как когда-то “айфон и шансон”). На самом деле читать медиа мы будем вообще везде — а точнее, уже читаем, просто будущее наступает неравномерно. Со временем любая штука, способная что-то выводить и привлекать внимание, будет показывать или рекламировать контент. На моем телефоне Xiaomi тексты Buzzfeed выводятся в приложении, которое запускается при зарядке устройства. Их же посты мне как-то рекламировал мой антивирус. Как реклама стремится заполнить все новые пустые места, так и медиаконтент просачивается во все уголки цифрового мира.

Разумеется, у этого есть своя цена. Сейчас больше половины работы над медиапродуктом — это адаптация его под все новые и новые платформы. Внутри каждой существует своя фрагментация и куча мелких проблем. Приличная часть пользователей — луддиты, не желающие обновлять операционную систему, браузер или приложение. Хватает и экспериментаторов с нестандартными настройками и экспериментальными версиями систем. Все партнеры, получающие ваши фиды, требуют разные размеры картинок. Соцсети регулярно меняют правила обрезания ваших заголовков и анонсов. Панели в аэропортах обновляются раз в неделю — реже, чем алгоритмы фейсбука.

Поэтому сложное  уступает простому. Нельзя прочитать интерактивный лонгрид с утюга. Грош цена вашей сложной верстке внутри часов. На любую вашу дополнительную сущность (ваш бренд, рубрика, автор, что угодно) найдется платформа, где эта сущность не будет выводиться. Контент естественным путем атомизируется: картинка, абзац текста, видеоролик. Минимальным общим знаменателем становится даже не заголовок, а предложение, пуш-уведомление, законченный твит без ссылки. У этого уже появилось название — glance journalism. Кто короче, тот проникает дальше и лучше — какие уж тут Snowfall’ы.

Но следующим глобальным изменением технологического ландшафта станет, возможно,  не очередное устройство, увеличивающее всю эту фрагментацию (разве что интерфейс “мозг-машина”, но об этом в другой раз). Технологическим прорывом может стать по-настоящему быстрый интернет. Главная проблема даже не в пропускной способности, а в latency — естественной задержке сигнала в сети. Решение этой проблемы позволит создавать ультратонкие клиенты — и ослабит роль фрагментации, изменив мир еще раз.

Здесь и далее могу использовать термины не совсем точно — я не специалист в сетях, прошу заранее прощения.

Ультратонкие клиенты и возврат к единому представлению

Тонкий клиент (thin client) — термин чуть ли не шестидесятилетней давности, когда компьютеры были большими. Так называются слабые локальные машины-терминалы, делящие между собой вычислительные ресурсы мощного сервера и хранящие там свои данные. Тонкие клиенты используются в разнообразных информационных панелях, банкоматах, корпоративных системах, в случаях, когда нужна особая производительность или из соображений безопасности.

Сверхбыстрый интернет позволяет создавать ультратонкие клиенты (zero client) — устройства-прокладки, вообще не обладающие собственными мощностями. Все его функции — транслировать видео и звук из облака и передавать ввод пользователя обратно на сервер. Если сеть достаточно быстрая, это не отличается от обычного пользовательского опыта — а требования к мощности существенно снижаются. Интерес к таким клиентам в последние годы возрос у производителей игр и игровой техники — графика становится все требовательнее, а люди предпочитают покупать легкие и небольшие устройства.

Но в других сферах внедрение такой модели окажет даже более радикальное воздействие. Все телефоны станут одинаково мощными, вы сможете менять операционную систему в один клик. Сейчас вы включаете свой айфон отпечатком пальца, в будущем вы сможете включить любой айфон отпечатком пальца — и увидеть там ровно то же, что и в своем. И, конечно, не только айфон, но и телевизор, холодильник, любую панель, встроенную куда угодно. Исчезнет понятие “установки приложения” — все будет доступно мгновенно, как сайты в браузере. Но эти новые сайты будут полностью находиться на стороне сервера — а значит, выглядеть везде одинаково качественно, работать мгновенно и не зависеть от изменений платформ. Медиа смогут сосредоточиться на продукте, а не на его адаптации к фрагментации. Интернет превратится в полностью интерактивное и персонализированное телевидение.

Маятник снова качнется от фрагментации к унификации, от контроля потребителя к контролю производителя; как кинематограф и театр, как аудиозаписи и живая музыка. Простое останется, но сложного снова станет больше. Дожившие до этого будущего медиа по-прежнему будут читать с любого устройства, но они смогут быть собой, а не только подстраиваться под  платформы.

Неясно, когда ждать этого сдвига. Сверхбыстрый Google Fiber уже существует, игровые сверхтонкие клиенты уже создаются, но в целом технология далека от массового внедрения и даже обсуждения.  У лучшего текста по этой теме (советую, там еще много фантазий на тему такого будущего) всего 8 лайков в фейсбуке. Не исключаю, что это лишь утопия — но все же хочется видеть на горизонте нечто большее, чем одни только часы и мессенджеры.

На блог можно подписаться по почте, в фейсбуке и твиттере, а его тексты можно использовать где угодно, сообщив мне предварительно в фейсбуке или на mk@sports.ru.

Оставить комментарий