Для чего алгоритмы изучают романы и селфи

Вчера в посте Андрея Бродецкого из издания Apparat обсуждали исследование, в котором ученые проанализировали эмоциональные изменения в тексте 1700 произведений и обнаружили основные паттерны в сюжете. Кстати, рекомендую и Андрея, и издание — если вы читаете в моей рассылке блок “Интересное”, у них такого интересного в десять раз больше, да еще и на русском.

Гуманитарии и практики в комментариях немедленно стали рассказывать, что исследование скучное и они все уже знали раньше. Что и про синусоиду с увеличивающейся амплитудой, и про места сюжета, где должен происходить переворот, и про типы всех историй знали еще Воннегут, Жорж Польти и Аристотель. И вообще, “семиотику учить надо было”.

Такого рода исследования действительно могут не добавлять новые знания в академическом смысле. Но они дают другое, в чем-то более важное — методику быстро эти знания проверить.

Алгоритмы на нынешнем уровне развития пишут плохие романы и песни и не открывают ничего радикального нового в их создании. Но они уже могут быстро и хорошо обнаруживать заведомо плохие романы, помечая их прямо в почте литературного агента. Или заведомо плохие селфи. Или заведомо плохие резюме. Справляться с огромным уровнем шума, который создается информационной средой, и выбирать из нее что-то хотя бы потенциально приемлемое.

Находить в оставшемся хорошее и гениальное — по-прежнему задача людей.

2 комментария к “Для чего алгоритмы изучают романы и селфи

  1. Заведомо плохие романы это те, у которых статистически неподходящая синусоида? Думаю среди них скорее найдутся хорошие.

Оставить комментарий